Что происходит с Навальным? Новое дело? Новый срок?

Неожиданно, как Новый год, за Навального снова взялись. Правда, вменив не ст. 212.1 УК РФ («Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»), а откровенно «экзотическую» ч. 5 ст. 128. 1 («Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления»).

Хотя, на мой взгляд, ничто не мешает чуть позже присовокупить и ст.212.1 к уже имеющейся. По порядку.
После расследования о семье Генпрокурора, заявление о клевете написал бывший сотрудник МВД, проходящий по «делу Магнитского», — Павел Карпов. В его собственности обнаружились объекты элитной недвижимости, роскошные автомобили и прочие явно не доступные обычному силовику предметы роскоши.
Клевета – это распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, по ч. 5 – ещё и соединенная с обвинением в тяжком (за которое предусмотрено от 5 до 10 лет лишения свободы) или особо тяжком преступлении (свыше 10 лет). Второе – как раз наш случай, взяточники могут отправиться в колонию на 15 лет.
Детали.
1. Сведения должны быть «заведомо» ложными. То есть умышленно искаженными, однозначно для виновного не соответствующими действительности. Следствие должно установить, что у Карпова нет всех этих предметов роскоши, либо что они получены легальным путем. Кроме того, следствие обязано установить, что Навальный знал об этом и умышленно исказил информацию, с целью «оклеветать» Карпова. Не вдаваясь в философские размышления о теориях истины, лжи, а также их вероятной иллюзорности, отмечу, что именно следователи должны доказать, что Алексей не заблуждался, а намеренно лгал.
2. Что есть «честь», что «достоинство», и в чем между ними разница? Как установить «нематериальные категории»? Кто будет определять степень «порочности»? На основании каких критериев? Важно, что в диспозиции статьи употребляется соединительный союз «и». Значит, сведения должны быть такими, чтобы одновременно «опорочить» и честь, и достоинство. То есть следователю придется подробно разграничить две эти неясные категории, отследив негативное влияние распространяемой информации на каждую из них.
3. Как нужно «подрывать» репутацию, каким динамитом, сколько его должно быть в тротиловом эквиваленте; что она вообще такое, как ее описать и зафиксировать, я понятия не имею, извините.
4. Деяние считается оконченным с момента распространения сведений хотя бы одному лицу. То есть Навальному необязательно было записывать ролик, достаточно – просто прошептать жене на ухо что-то про Карпова, чтобы состав был сформирован.
5. Санкция ч.5 ст. 128.1 не предусматривает лишения свободы (зато есть штраф до 5 миллионов рублей). Сроки давности привлечения к ответственности: 2 года с публикации расследования. Как поздно, но все же спохватился следователь, они истекли.
Впрочем, еще не вечер. При желании Навальному всегда могут вменить другую статью УК – 212.1, так называемую «дадинскую». Здесь тоже есть несколько интересных моментов.
Ошибочно полагать, что Конституционный суд после жалобы Ильдара Дадина запретил её применять. Вовсе нет. По сути, КС выполнил функцию Верховного суда, разъяснив порядок её применения. Стало просто чуть-чуть сложнее, но – вполне себе возможно. Как это будет работать в свете данных разъяснений – загадка, ибо пока ещё не брались.
Итак, ст. 212.1 предусматривает ответственность в виде лишения свободы на срок до 5 лет за «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, если это деяние совершено неоднократно». «Неоднократно» значит, что лицо ранее привлекалось к административной ответственности по ст. 20.2 КоАП РФ более двух раз в течение ста восьмидесяти дней. Но есть, как говорится, нюанс, да не один. Причем важно: по отдельности они не работают, только всё разом.
Вступивших в законную силу актов по ст. 20.2 КоАП должно быть три за 180 дней. Четвертый раз нарушить установленный порядок проведения акции лицо должно в течение срока так называемой «административной наказанности» – года после исполнения наказания.
То есть, как я вижу: 3 вступивших в законную силу постановления по 20.2 КоАП (любой части) за 180 дней – и вы на крючке. Потому что на 4ый раз будет уже уголовная ст. 212.1, если этот 4ый раз пришелся в течение года после исполнения последнего наказания по 20.2
Привлечение по 212.1 возможно только в случае, если нарушение установленного порядка организации либо проведения акции повлекло за собой причинение или реальную угрозу причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности или иным конституционно охраняемым ценностям.
Неясно мне лично:
а) каждое ли правонарушение по ст. 20.2 должно повлечь негативные последствия, или достаточно одного из трех?
б) неограниченный перечень этих самых «последствий» со включением в них причинения вреда или угрозы причинения вреда «общественному порядку». Правонарушение по ст.20.2 относится к деяниям против общественной безопасности. То есть: сам факт его совершения уже влечет причинение или «угрозу» причинения ей вреда. Притянуть за уши ещё какую-нибудь «нравственность», «основы конституционного строя», «стабильность», «безопасность» и иже с ним не составит труда.
Деяние должно быть совершено только умышлено. Как можно «неосторожно» поучаствовать в митинге я не знаю. Аргумент «мимо шел» в российском суде не проходит, даже если это действительно так (что, впрочем, редкость).
Ну и вишенка на торте: лишение свободы по ст.212.1 можно назначить, только если этот самый четвертый раз повлек за собой утрату публичным мероприятием мирного характера, причинение либо реальную угрозу причинения существенного вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности или иным конституционно охраняемым ценностям. В общем: придется лишь слегка заморочиться с обоснованием, притягивая за уши одно к другому. На деле: посчитать любую акцию Навального в Москве повлекшей вот эти самые последствия труда не составит – почти в каждом случае правоохранители находили те или иные правонарушения; и каждый раз кто-то становился фигурантом ст.318 УК РФ.
В общем, следим за развитием событий.

Что делать, если вам подкинули наркотики?

На улице вас остановила полиция: а можно сумочку? Участковый пришел к вам домой: а дайте-ка посмотрю в шкафу. Ой, что это за порошок?

И пусть там его никогда не было, но это уже ваши проблемы. То ли «правоохранитель» решил заработать лишнюю палку, то ли вы кому-то не угодили, легче от этого не станет. Ситуация, увы, типичная. Что же теперь делать?

Самое первое: не пускайте к себе домой незнакомцев, даже если они мамой клянутся, что работают в полиции. Позвоните в участок и вызовите уже точно настоящий наряд: он и проверит визитеров в штатском. Это нормально, не смущайтесь, речь идет о вашей безопасности.

Полиция оказалась настоящей? Войти к вам в дом без двух понятых она все равно не имеет права. Кроме понятых, у нее должно быть судебное постановление об обыске или аресте (ст. 12 УПК РФ «Неприкосновенность жилища»). Исключение – если вторжение к вам домой «не терпит отлагательств» (ч. 5 ст. 165 УПК РФ): тогда достаточно постановления следователя.

Обыск начался. Следите, чтобы все, участвующие в нем, были у вас на глазах в одной комнате. Полицейский пошел в туалет, а вышел с наркотиками? – Это нарушение закона. Сами напишите об этом в протоколе обыска, но мешать не пытайтесь.

Настаивайте на включении абсолютно всех присутствующих в протокол. Следователь должен написать там данные, номера жетонов и должности всех сотрудников правоохранительных органов, в том числе и тех, кто прячут лица под масками.

Запоминайте внешность и особые приметы «визитеров»: только так вы сможете потом узнать того, кто подбросил вам наркотики.

Если у вас все же «нашли» наркотики, требуйте строго соблюдения процедуры изъятия: за ней должны наблюдать как минимум двое понятых, имена которых заносятся в протокол. Сами наркотики после обыска нужно упаковать так, чтобы в конверт или пакет никто уже не мог ничего подложить: то есть все нужно заклеить и опечатать.

Не подписывайте протокол обыска. Вместо этого напишите в нем: «Я не виновен. Наркотики, обнаруженные в моей квартире (моем доме, занимаемой мной комнате), подбросили сотрудники полиции. (Если понятые были приглашены после того, как вам подложили наркотические средства, сообщите в заявлении об этом.) О мотивах и целях совершенной в отношении меня провокации подробно сообщу надзирающему за полицией прокурору, а также в суд». Такую же запись сделайте на конверте или пакете с «изъятыми» наркотиками.

Вас повезли в полицию или СК? Помните: по УПК до суда вас не могут задержать больше, чем на 48 часов. Заключение под стражу (первоначально до двух месяцев) по ст. 108 УПК РФ применяется только по судебному решению и только к подозреваемым или обвиняемым в совершении преступлений, за которые предусмотрено больше 2 лет срока.

Не отвечайте на вопросы силовиков. Ваши слова работают против вас, взять их обратно уже не получится. Лучше, сославшись на ст. 51 Конституции РФ, отказаться от любых объяснений и потребовать адвоката (ч. 2 ст. 48 Конституции РФ). До разговора с ним – молчите.

Не соглашайтесь на адвоката, которого вам советует следователь: этот карманный юрист будет работать против вас. И не бойтесь отказаться от такого «защитника». Согласно п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ «показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе предварительного следствия или дознания по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым доказательствам, то есть не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения».

Самостоятельно или с помощью адвоката обжалуйте прокурору или в районный суд действия проводивших обыск.

Не меняйте линию защиты, выработанную с адвокатом. Хотите дополнить показания – требуйте дополнительного допроса и следите, чтобы ваши слова были записаны точно. Особое внимание уделите мотивам, по которым вам подбросили наркотики: это поможет в суде.

В первую очередь адвокат должен выяснить, есть ли у следствия доказательства вашей вины, кроме «обнаруженных» наркотиков. Если нет, нужно потребовать:

– взять смывы с ваших ладоней и пальцев, срезы ногтей, вырезать на экспертизу подкладку карманов;

– допросить родственников, друзей, коллег или сокурсников: они подтвердят, что вы не наркоман;

– провести медицинское освидетельствование: врачи не смогут найти у вас следов от шприцов;

– направить запрос о вас в полицию (были ли вы на учете как потребитель наркотиков).

С этими доказательствами будет куда легче защищаться в суде.

Путин внес законопроект об изменении в 282 статье УК. является ли это декриминализацией?

«Надоевший» намедни внёс в Госдуму законопроект о, как пишут в СМИ, «частичной декриминализации ст. 282 УК РФ». Однако радоваться рано.

Проектом предусмотрено, что за пресловутые «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам…», совершённые в первый раз и без насилия, орг.группы или использования служебного положения (то есть за пресловутые репосты, посты, картинки и мемчики), вводится административная ответственность. По ст. 20.3.1 предусматривается штраф от 10 до 20 тысяч, работы от 40 до 100 часов, или арест до 15 суток (почти как за «неповиновение сотруднику полиции»).
В случае же повторного совершения того же в течение года – пожалуйте в уголовники. То есть: диспозиция статьи, само деяние, ни капли не изменилась. По-прежнему под угрозой любая критика, негативная оценка, шутки. Разница только в том, что на первый раз за это следует административное, а на второй – уже уголовное наказание. Это в юриспруденции красиво называется «состав с административной преюдицией».

Конкретика:

  1. Возбуждать данные дела будет прокуратура, рассматривать – районный суд. Обращаю внимание: статья «арестная» — то есть по ней возможно применение такой меры, как «задержание» (пресловутое «на ночь в полиции»), и рассматриваться она должна в день поступления материала. С учетом того, что возбуждает производство прокуратура, я не очень понимаю, как это будет выглядеть.
  2. Срок давности – 3 месяца с момента размещения поста до вынесения решения судом первой инстанции. Так что посты за прошлый год не котируются, можно было не удаляться из ВК.
  3. Год исчисляется с момента исполнения административного наказания, например: уплатили штраф 10 августа 2018 – ждем до 10 августа 2019, потом снова смело репостим.
  4. Совершившие административное правонарушение «экстремисты» не попадают в список Росфинмониторинга и не сталкиваются с такой неприятной вещью, как блокировка счетов и иже: никаких изменений в соответствующий ФЗ и Правила не предполагается.
  5. Размещение двух или 10 картинок не имеет значения. Для уголовной ответственности важно не количества мемов самих по себе, а наличие вступившего в законную силу постановления суда о назначении административного наказания по ст. 20.3.1.
  6. Закон, улучшающий положение лица (в том числе, переводящий преступление правонарушение), имеет обратную силу и распространяется на отношения, возникшие до его вступления в законную силу. Таким образом, всем впервые осужденным по ч. 1 ст. 282 УК РФ светит полная отмена приговора – то есть прекращение производства по реабилитирующему основанию с получением компенсации от государства (и исключением из списка Росфинмониторинга). Замена на административку возможна только в случае, если не истек срок в три месяца для привлечения к ответственности (что вряд ли).

Резюмируя, могу сказать вот что. Я рада, что, не имея статуса адвоката, смогу теперь заниматься делами, представляющими непосредственную сферу моих научных интересов. Однако законопроекту не стоит радоваться – это полумера, которая не решает проблемы с ограничением свободы слова в России. Статьи 282 в текущем виде существовать не должно вовсе. Любая публично высказанная критика либо негативная оценка все еще могут создать вам проблемы с законом.

Шантаж в биткоинах из-за репоста в соцсети «ВКонтакте»: мошенники вымогают деньги, угрожая судом

В Telegram-канале «Ты сядешь за лайк» опубликовали переписку в соцсети двух девушек, одна из которых обнаружила у другой пост о норвежском преступнике Андерсе Брейвике. За молчание шантажистка потребовала 150 долларов в биткоинах.

Можно ли это назвать новым видом вымогательства? В мировой практике — давно. Например, в 2014 году владельцы пиццерий получали анонимные листовки и яростно недоумевали, что за страшный зверь такой этот биткоин, что его требуют злоумышленники в обмен на неподачу жалоб о тараканах.

Но что делать, если в российских реалиях такой шантаж настолько опасен, что может закончиться настоящим лишением свободы? В современной России из правовых средств — практически ничего. Да, упомянута конкретная сумма (150 долларов, хоть и в биткоинах) и есть конкретное лицо, которое можно выследить (если брать в пример зарубежный опыт, сделать это довольно просто).

Но тут сразу несколько несостыковок.

Первая: биткоин — это не деньги, не услуги, а, грубо говоря, информация. Как бы красиво ни выражались специалисты по информационной безопасности, существование права собственности на информацию очень спорно. В Гражданском кодексе РФ есть только охраняемые результаты интеллектуальной деятельности (это информация, но не всякая). Однако биткоинтрудно назвать произведением науки, литературы и искусства, это не программа, сложно также представить патент на криптовалюту.

Биткоин все чаще используется преступниками, так как по российскому законодательству он вообще вне правового поля. Существует только законопроект «О цифровых финансовых активах», принятый Госдумой в первом чтении 22.05.2018, и позиции Банка России 2014 и 2017 годов, где граждан предупреждают о повышенных рисках, связанных с использованием криптовалют. Мол, поскольку криптовалюты выпускаются неограниченным кругом анонимных субъектов, граждане и юридические лица могут быть вовлечены в противоправную деятельность, включая отмывание доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма.

Как бы то ни было, пока не принят закон, биткоины не являются имуществом, а значит, нет и преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ (вымогательства). Об этом говорится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17.12.2015 г. «О судебной практике по делам о вымогательстве». На биткоин нет документов, его переход не отслеживается.

Далее: обладателю имущества должен быть причинен физический, имущественный или моральный вред. Но если вам любезно «предлагают помощь» с репостом, доказать что-либо очень сложно (а шантажисты теперь пошли аккуратные).

И самое сложное — доказать, что распространение сведений, о которых пишет шантажист, может причинить вред. О физическом или имущественном вреде здесь трудно говорить, с натяжкой — о моральном.

Поскольку надежной правовой защиты тут не предусмотрено, есть несколько вариантов поведения.

Если вы на сто процентов убеждены, что найденный злоумышленником контент не имеет ничего общего с экстремизмом, вам названа конкретная сумма, и вы понимаете, что можно отследить автора требования, попробуйте заявить в полицию. Кстати, Центр противодействия экстремизму МВД все равно почти наверняка заинтересуется делом, узнав от коллег про пресловутый пост.

Если же вымогатель не столь настойчив, лучше просто его проигнорировать или сказать, что у вас нет денег и вы понятия не имеете о криптовалюте. Так поступали многие фирмы за рубежом.

Можете также попытаться и отпугнуть злоумышленника жалобой в более серьезные органы и на более «опасные» действия — финансирование терроризма при помощи криптовалют, вдруг отстанет? Тем более, отменными знаниями в этой области могут похвастаться единицы. Не бойтесь блефовать. Скажите, что заявите в ФСБ и в Росфинмониторинг, будто ваш собеседник связан с преступлениями против государственной безопасности. Можете добавить, что проверка на финансирование терроризма проводится органами «на всякий случай» практически во всех случаях использования анонимных площадок для обмена криптовалюты на реальные деньги. Набирая обороты абсурда, можно «напомнить», что за экстремизм максимальное наказание — пять лет лишения свободы. А за финансирование терроризма можно «загреметь» вплоть до пожизненного.

Предпринимателя освободили от административной ответственности за плакаты, которые он размещал на своем магазине

Правозащита «Открытой России» сэкономила 12 тысяч рублей многодетному предпринимателю из Ленинградской области Дмитрию Скурихину. Юрист Анастасия Буракова сегодня в суде смогла опротестовать 4 составленных на него протокола за оппозиционные баннеры.

В феврале администрация Ломоносовского района Ленинградской области привлекла Скурихина к административной ответственности за 5 плакатов, вывешенных им на своём магазине в деревне Русско-Высоцкое.

Полиция регулярно снимала баннеры и отправляла на экспертизу в попытках найти признаки экстремизма. После отрицательных результатов плакаты пересылали в администрацию для привлечения Дмитрия к административной ответственности.

Год назад специально под него даже изменили областной закон, подняв штраф за размещение нерекламных материалов вне информационных досок с 300 до 3000 рублей. Больше по этой статье в Ленинградской области не привлекали никого.

Протоколы и постановления административной комиссии при этом были написаны под копирку; судья даже не сразу поняла, какое же дело мы сейчас слушаем. В суд пришла представитель администрации МО, но растерялась и не смогла пояснить, как же они привлекли Дмитрия к административной ответственности на основании протокола с вопиющими нарушениями требований КоАП, отсутствием правонарушения и отсылок к закону.

Одно постановление из пяти удалось отменить в июне: административная комиссия промахнулась со сроками на один день. По остальным четырём судья захотела заслушать сотрудника, составившего протокол, на следующем заседании, которое и состоялось сегодня.

Специалист из администрации путался в показаниях: то муниципального закона нет, то он был принят в январе, не мог пояснить, почему копия протокола Дмитрия отличается от оригинала.

В итоге все постановления отменены. Счастливый отец большого семейства может потратить сэкономленные деньги по своему усмотрению.

Пленум Верховного суда принял постановление об административных делах, связанных с публичными мероприятиями

Пленум Верховного суда намедни принял постановление, которым разъяснил «некоторые вопросы», возникающие при рассмотрении административных дел и дел об административных правонарушениях, связанные с проведением публичных мероприятий. Что же там интересного?

Постановление разделено на две части — про административные дела и дела об административны правонарушениях (АПН).

Первые — это споры с госорганами в порядке административного производства по КАС РФ — когда подается административное исковое заявление, оспаривающее действия или решения чиновников. В данном случае — например, оспаривание отказа в согласовании или перенос места/времени проведения публичного мероприятия. В этой связи суд разъяснил несколько интересных деталей, прежде неоднозначно толковавшихся в правоприменительной практике.

  1. При высчитывании сроков подачи уведомления о проведении ПМ и, соответственно, сроков ответа — не считаются день подачи уведомления и день проведения самого публичного мероприятия.
    Такая проблема возникла в Екатеринбурге при согласовании акции штаба Навального 7 октября 2017 года. В соответствии с ФЗ-54, уведомление о проведении пикетирования группой лиц подается в срок не позднее трех дней до дня проведения пикетирования. Министерство общественной безопасности должно было дать ответ в течение трех дней со дня получения уведомления о проведении публичного мероприятия, а при подаче уведомления о проведении пикетирования группой лиц менее чем за пять дней до дня его проведения — в день его получения. Уведомление было подано 02.10 (пн), акция проводится 07.10.2017 г. (сб). Министерство дало ответ в среду (04.10), так как посчитало день подачи уведомления в указанный срок. Штаб считал (и, как теперь выяснилось, верно), что день подачи уведомления не должен учитываться, соответственно, ответ должен был быть дан в тот же день.
  2. Верховный суд считает, что на территориях (в помещениях), являющихся частной собственностью (или находящихся в ином законном владении), также можно проводить публичные мероприятия в случае свободного доступа на таковую неопределенного круга лиц. Соответственно, если вы хотите провести «собрание» у себя на даче, куда планируете пускать народ неограниченно, просто открыв ворота, — будьте добры, подайте уведомление в местную администрацию. Для одиночных пикетов, правда, сделали исключение, и на том спасибо — можно стоять с плакатиком у себя на даче без согласования. Если не у себя — нужно предоставить еще и согласие от собственника.
  3. Отказ возможен только по двум причинам: организатор не может таковым быть либо в указанном месте проводить ПМ нельзя. Все остальное — предложение об изменении места/времени/способа/устранении несоответствия целей закону, предупреждение о возможной ответственности и т. д. и т. п. — это не отказ. Соответственно, с этим можно работать — то есть договариваться с органом власти субъекта об урегулировании порядка проведения ПМ.
  4. Сроки — наше все. Если орган власти их не соблюдает — мероприятие считается согласованным.
  5.  Предложение об изменении места должно быть мотивировано чуть более, чем полностью, и содержать конкретные данные, свидетельствующие об очевидной (!) невозможности проведениямероприятия в заявленном месте/время. Орган власти должен доказать (!) наличие конкретных обстоятельств, препятствующих проведению ПМ в заявленное время/месте. Неудобства для не-участников или предположения должностных лиц о таковых сами по себе не могут являться причиной для переноса ПМ.
    Важно также, что суд не вправе признать обоснованным предложение органа публичной власти об изменении места и (или) времени проведения публичного мероприятия со ссылкой на иные обстоятельства, не указанные в этом предложении. То есть — в судебном заседании уже не могут ВНЕЗАПНО появиться бумажки про то, что якобы в этом месте и в это время уже кто-то заявился. Только то, что указано в предложении, ничего более в суде не обсуждается.
    Однако, если после вынесения оспариваемого решения ВНЕЗАПНО возникли иные обстоятельства, объективно препятствующие проведению ПМ, суд может возложить на орган власти обязанность повторно рассмотреть вопрос о времени-месте проведения акции.
  6. Изменить место можно по согласованию с органом власти. Изменить дату — только путем подачи нового уведомления.
  7. Изменение органом власти согласованных ранее времени и места не допускается. Точка. Организатор может делать что угодно, подав новое уведомление.

Вторая часть постановления Пленума ВС касается рассмотрения дел об административных правонарушениях — всеми любимой ст. 20.2 КоАП.

  1. Срок привлечения к административной ответственности — один год со дня совершения АПН.
  2. Организация ПМ — это одно из или все разом: оповещение возможных участников, подача уведомления, проведение предварительной агитации, изготовление и распространение средств наглядной агитации, а также другие действия, не противоречащие законодательству, совершаемые в целях подготовки и проведения публичного мероприятия.
    Ну, то есть репост новости о митинге — это да, вполне себе организация. А также печать листовок и плакатиков. И сообщения подружке о том, что завтра митинг.
  3. Должностные лица могут нести ответственность по ст. 5.38 КоАП РФ за незаконное (!) воспрепятствование организации или проведению ПМ (например, при уклонении от получения уведомления; заведомо незаконном отказе в проведении; недоведении до сведения организатора публичного мероприятия информации об установленной норме предельной заполняемости территории (помещения) в месте проведения публичного мероприятия; неназначении уполномоченного представителя органа публичной власти; необеспечение общественного порядка и безопасности граждан при проведении публичного мероприятия).
    Всякие провокаторы, препятствующие проведению ПМ, — туда же. А еще незаконным признано воспрепятствование выражению мнения, если это выражение не нарушает общественный порядок и регламент ПМ. Ну то есть нельзя требовать свернуть плакатик только потому, что там написано что-то, что должностному лицу не нравится, если плакатик согласован с организатором.
  4.  А вот требования прийти на «провластный» митинг, «иначе уволю/лишу премии/переведу в уборщицы и т. д.» — это уже уголовка, ст. 149 УК РФ.
  5. В случае отказа органа власти в проведении ПМ организатор несет ответственность по ч.1 ст. 20.2. При проведении мероприятия вообще без подачи уведомления — по ч. 2.
  6. По ч. 5 ст. 20.2 ответственность наступает, только если участник ПМ нарушил требования ФЗ №54. Необходимо указывать, какие конкретно, со ссылкой на закон.

Снова уточнено про сокрытие лица: это является нарушением только в случае умышленного сокрытия для невозможности идентификации личности.

Ну и вишенка на торте — дано понятие «несанкционированного ПМ» через перечень видов:

  • то, в котором было отказано;
  • уведомление о котором не подавалось;
  • в отношении которого не было согласовано изменение места и (или) времени его проведения;
  • в отношении которого не было устранено несоответствие обозначенных в уведомлении целей, форм и иных условий проведения публичного мероприятия требованиям ФЗ.

Открытым остается вопрос о распространении решения Пленума на уже прошедшие мероприятия. Потому что в свете имеющихся разъяснений решения должностных лиц, принятых по некоторым мероприятиям, становятся незаконными.

В Госдуме предложили штрафовать за оскорбление чиновников. Какие законы уже есть у нас и в других странах?

Председатель Госдумы Вячеслав Володин заявил, что считает необходимым законодательно разобраться с оскорблениями, которые СМИ наносят высшим должностным лицам России.

Разговоры о необходимости ответственности за «оскорбление президента» и чиновников ведутся давно. Но на этот раз Володин поручил провести сравнительный анализ: посмотреть, как дела с таким преступлением обстоят в Европе, чтобы, в случае чего, перенять ее опыт. Разбираемся, что на данный момент имеется в России и «за бугром».

Формально ответственность за оскорбление (унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме) предусмотрена ст. 5.1 КоАП РФ. Собственно, возникает несколько вопросов: что такое честь, что такое достоинство, чем они различаются, как это соотносится со свободой слова, зачем вообще существует этот «резиновый» состав и какая форма считается «неприличной». Последний вопрос — к лингвистам, но практика исходит из того, что все, сказанноематом, — «неприлично» (привет Есенину и Маяковскому).

УК РФ в ст. 319 предусматривает ответственность (даже без лишения свободы) за «публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением». К этому самому представителюотносится «должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости». Наиболее часто по таким делам потерпевшими являются сотрудники полиции. Президент и прочие «высшие должностные лица» под эту категорию не подпадают — у них «своя атмосфера». Это не просто какие-то там «должностные лица», это аж лица, замещающие «государственные должности РФ», установленные указом президента в 1995 г. Предполагаю, что Володин именно их и имеет в виду, поскольку законодательство вообще не содержит термина «высшиедолжностные лица РФ» — только «субъекта РФ» (по-простому, губернаторы).

Соответственно, на данный момент за оскорбление президента можно привлечь только по ст. 5.61 КоАП, в общем порядке, признав ВВП потерпевшим (ха-ха, да). И главное — оскорбить его надо матом. То есть фразы вроде «Путин — вор!» не могут рассматриваться как оскорбление. А вот «Путин — х*****» — вполне себе. Хотя фамилия-то в России распространенная…

Ну а в тех самых «бездуховных гейропах» (которые наши власти дружно хают, не менее дружно перенимая дурацкие нормы закона — типа «оскорбления чувств верующих») ситуация обстоит следующим образом.

В Германии действительно предусмотрена ответственность в виде лишения свободы на срок от 3 месяцев до 5 лет за публичное оскорбление президента. Об иных лицах, кроме глав иностранных государств, там не говорится.

На срок до 3 лет лишения свободы может быть наказан публично оскорбивший президента Польши.

В некоторых странах-членах Совета Европы уголовно наказуемо лишь публичное оскорбление глав иностранных государств (Швейцария, Италия).

Испания и Дания также предусматривают ответственность за оскорбление короля или королевской семьи, но — в виде штрафа. Правда, думается, не совсем корректно проводить сравнение между монархией и республикой.

Итого: в Совете Европы 47 стран, и из них далеко не все особым образом охраняют «честь и достоинство» главы государства. Возникает закономерный вопрос: для чего нужна подобная норма, если рейтинг «гаранта Конституции» столь высок, как нам говорят?..

При каких условиях могут прослушивать ваш телефон?

Намедни выяснилось, что телефон Кирилла Серебренникова прослушивали аж несколько лет. Как такое возможно и как это должно быть в соответствии с законом?

Прослушивание телефонных переговоров — одно из 15 оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Таковое разрешено в двух случаях:

Имеется возбужденное уголовное дело — о преступлении средней тяжести, тяжком или особо тяжком.

Допускается прослушивание подозреваемых или обвиняемых, а также «лиц, которые могут располагать сведениями опреступлениях». Хороша формулировка, правда? Что стоит обосновать, что кто-то «может» располагать такими сведениями?

До возбуждения дела, если у органов имеются сведения о:

  • признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно (то есть по всем, кроме тех, по которым производится дознание — ст. 150 УПК РФ);
  • лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших;
    событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу безопасности России.

Прослушивание телефонных переговоров допускается ТОЛЬКО на основании судебного решения. Однако в «срочных случаях» можно начинать без судебного решения, хотя суд все равно необходимо уведомить в течение суток и в течение двух — получить судебное решение. Это допускается в случаях, «которые не терпят отлагательства» и могут привести (то есть могут и не привести) к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления, а также при наличии данных об угрозебезопасности РФ. Это и вовсе резиновая категория, под которую подпадать может что угодно. Силовики любят видеть «угрозу безопасности» России даже в мирных акциях протеста.

Кроме того, допустимо прослушивание лица по его заявлению в случае возникновения угрозы его жизни, здоровью или собственности. Соответственно, будут слышны все, кто звонит такому субъекту. Однако о такой ситуации тоже необходимо в течение 48 часов уведомить суд. То есть миновать эту инстанцию все равно не получится. Руководитель органа, осуществляющего ОРМ (оперативно-розыскные мероприятия), должен предоставить мотивированное постановление о необходимости его проведения. Необходимо обосновать, почему нужно прослушивание телефонных переговоров конкретного человека. Проблема в том, что закон сформулирован так, что сделать это не составит труда. Кроме того, никак не оговариваются сроки до возбуждения дела, в течение которых допускается осуществление ОРМ. Таким образом, прослушкадействительно может занимать несколько лет. Узнать о ней нет никакой возможности, кроме как после возбуждения дела в рамках ознакомления с ним. В таком случае можно пытаться оспорить данное ОРМ, требуя признать недопустимымидоказательства, полученные с его помощью. Однако это будет проблематично ввиду самих формулировок оснований для проведения.

В такой ситуации ничего не остается, кроме как вести важные разговоры исключительно через Telegram.

Участие в оппозиционных мероприятиях грозит административной ответственностью. Насколько это законно?

Разбор: участие в несогласованных мероприятиях. Насколько это законно?

Участие в оппозиционных мероприятиях грозит административной ответственностью, в том числе — повторной или по совокупности. К примеру, «акционеры» 5 мая наказывались одновременно за участие в т.н. «несанкционированном» мероприятии (некоторые — дважды: отдельно за митинг; отдельно — за шествие) и за неисполнение законных требований сотрудника полиции (ч. 5 ст. 20.2 + ч. 5 ст. 20.2 + ч. 1 ст. 19.3 = 20 суток, условно). Насколько это законно? Что считать «повторным совершением административного правонарушения»? В течение какого срока лицо считается подвергнутым административному наказанию? Попробуем разобраться в хитросплетениях КоАП.

Про совокупность

К примеру, вы вышли на «несогласованное» шествие. Прогулялись там с уточкой, а когда добрый дядя в форме попросил убрать ее в рюкзачок — отказались, поспорили, потом отказались идти с ним в штабной автобус для составления протокола, в итоге вас пришлось нести туда уже четырем дядям.В таком случае допустимо составление двух протоколов: по ч. 1 ст. 19.3 (неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, штраф от пятисот рублей до одной тысячи или административный арест на срок до пятнадцати суток) + ч. 5 ст. 20.2 (нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка его проведения: штраф от десяти до двадцати тысяч рублей или обязательные работы на срок до сорока часов). Важно: в одном протоколе описывается неисполнение требований; во втором — участие в шествии. Если же единственное, что видели сотрудники полиции во время шествия, это то, как вы не исполнили их требования по убиранию уточки, а факт участия в шествии не установлен (к примеру — если вас там действительно не было, и вы случайно проходили мимо или просто стояли с уточкой) — совокупности административных правонарушений быть не может, допускается только ст. 19.3.Назначение наказаний за совокупность административных правонарушений (АПН) регламентируется ст. 4.4 КоАП РФ. В частности, если есть 2 разных АПН (как в приведенном примере), наказания назначаются за каждое отдельно. То есть, к примеру, по 19.3 — арест 5 суток, по 20.2 — штраф 10 тысяч. Исполняются оба, последовательно. Но если по обоим АПН назначен арест — возникают сложности.Исходя из позиции Пленума ВС РФ от 24.03.2005 г. №5, если второе арестное дело рассматривается во время отбывания первого — срок второго ареста начинается со дня вынесения постановления одновременно с неотбытой частью срока по первому аресту. То есть: 1 арест — 15 суток. На 5-е сутки назначили второй — допустим, 7 суток. На 12-е сутки первого ареста срок второго наказания истекает, субъект отсиживает еще трое суток до конца 15 и выходит на свободу с чистой совестью.Если же, к примеру, второе наказание перекрывает первое — увы и ах, придется «пересидеть» (на 14-е сутки 15-суточного ареста назначили еще 5 — итого отсидеть нужно 19). Если дела рассматриваются одновременно и, к примеру, за оба АПН назначен административный арест (10 и 5 суток) — в таком случае, «больший» срок поглощает меньший (как это было с Навальным за акцию 5 мая — 30 суток по ст. 20.2 + 15 суток по 19.3 — итого отсидит он 30 суток).Важно: сейчас мы говорили о двух разных деяниях, за которые ответственность предусмотрена разными статьями. КоАП предусматривает возможность «убить одним выстрелом двух зайцев»: то есть одним деянием одновременно совершить несколько АПН. В уголовном праве это называется идеальной совокупностью: допустим, совершение убийства путем поджога дома — квалифицируем как убийство + умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога. Применительно к АПНтакое может быть, к примеру, в случае, если организатор «несогласованного» публичного мероприятия одновременно еще и являлся его участником: допустимо вменение нескольких частей одной статьи. Правда, возникает вопрос, как разграничить роли: к примеру, логично считать, что он будет вести колонну за собой на шествии — участие это или организация?

В любом случае, ч. 2 ст. 4.4 КоАП указывает, что в таких ситуациях более строгое наказание должно поглощать менее строгое — расчет идет по наиболее тяжкой санкции. К примеру: за одно АПН предусмотрен только штраф, за другое — арест.Назначаться будет арест. Если арест есть в обеих санкциях, то используется та норма, в которой предусмотрен его более длительный срок.

После акций 5 мая были случаи составления в отношении участников протоколов дважды по ч. 5 ст. 20.2 — сначала за участие в шествии, потом — за участие в митинге. Данная ситуация недопустима, поскольку ч. 2 ст. 4 КоАП РФ прямо говорит лишь о возможности совокупности нескольких частей статьи, но не одной и той же части. Два протокола по ч. 5 ст. 20.2 возможны, только если они касаются двух разных публичных мероприятий.

Кроме того, ч. 5 ст. 20.2 предусматривает ответственность за нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования. То есть одна часть охватывает одновременно все виды публичных мероприятий, и ее вполне себе хватит, если вы участвовали и в шествии, и в митинге, и походя успели еще попикетировать.

Про повторность

В уголовном законе есть понятие «судимости» — неприятного правового последствия, влекущего в течение определенного срока после осуждения некоторые ограничения для лица. В административном праве используется термин «состояние административной наказанности» — период, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию. Это является отягчающим обстоятельством при назначении наказания за новое АПН в случае их однородности(то есть велик риск получить арест вместо штрафа) и также влияет на квалификацию при необходимости «повторного» нарушения — пресловутая ч. 8 ст. 20.2 или ч. 6 ст. 19.3.

«Однородность» АПН означает, что таковые предусмотрены одной главой — к примеру, 20.1, 20.2, и все, что с «20».

Срок административной наказанности исчисляется в течение одного года после вступления решения суда в законную силу. То есть это год с момента вынесения акта апелляционной инстанцией или год по прошествии 10 дней с акта первой, если таковой не обжаловался. Сроки начинаются на следующие сутки.

К примеру: за акцию 7 октября меня осудили 18.10.2017 г. Если бы я не обжаловала решение, оно вступило бы в силу 28.10.2017 г. Я его обжаловала — решение суда апелляционной инстанции было вынесено 6.12.2017 г. и вступило в силу тогда же. Соответственно, административно наказанной я считаюсь до 06.12.2018 г., и повторное нарушение мной требований ФЗ «О митингах» будет влечь уже ч. 8 ст. 20.2. Повторное нарушение норм иных статей главы 20 будет с большей вероятностью влечь арест или большие размеры административного штрафа.

Совершение в течение этого года другого АПН, не однородного с тем, за которое осудили, формально не влечет последствий, но де-факто будет взято судьей на карандаш и станет расцениваться как «галочка» — мол, назначу я ему вместо 10 тысячштрафа 15, коль неисправим.

Отмечу также, что в течение этого года должно быть исполнено административное наказание (ст. 4.6). Если же органы исполнительной власти на целый год благополучно «забыли» (и такое бывает) — то, собственно, все, свобода.

«Это что же, теперь нельзя ни Tor, ни анонимайзер?». Госдума ввела штраф за обход блокировок

Дума придумала новый способ борьбы со свободой информации. 22 мая во втором чтении был принят законопроект о штрафах за средства обхода блокировок. «Это что же, теперь нельзя ни Tor, ни анонимайзер?» Давайте разберемся.

Вот, что говорится в законопроекте: «…устанавливается административная ответственность для провайдеров хостинга за непредоставление по запросу Роскомнадзора сведений о владельцах программно-аппаратных средств, используемых для обхода блокировок запрещенных ресурсов на территории России». Провайдеры хостинга – это компании, предоставляющие место сайтам в интернете.

Штрафы будут неприятными: для граждан от 10 тысяч до 30 тысяч рублей; для юридических лиц – от 50 до 300 тысяч рублей. Этим депутаты не ограничиваются и вводят повторные усиленные штрафы за «нарушения» в течение года: для граждан от 30 тысяч до 50 тысяч рублей; для юридических лиц – от 300 до 500 тысяч рублей или приостановка деятельности на срок до тридцати суток.

А вот дальше возникает интересный вопрос: кто такие «владельцы программных средств»? В законопроекте об этом ничего не сказано. Разработчики средств обхода? Те, кто разместил их у себя на сайтах? Ясно одно – хотя бы (пока) не обычные пользователи.

Такая же невнятица и с самими «средствами обхода». Прокси? VPN? Tor? А если функция встроена в другую программу? Ответа нет.

Ретивым «источникам в СК», несмотря на то, что законопроект еще не принят и не касается пользователей, уже хочется заводить дела. «Источник» недавно сообщал «Интерфаксу», что освобожденного математика Дмитрия Богатова могут привлечь за использование браузера Tor. Впрочем, других новостей на эту тему не было: товарищу, похоже, объяснили.

Остается лишь напомнить депутатам о части 4 статьи 29 Конституции РФ: «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом».

Однако благодаря Государственной Думе и Роскомнадзору законных способов для этого становится все меньше, и в скором времени не исключена возможность появления закона о привлечении к ответственности и граждан за анонимайзеры и VPN.