Арест Дмитрия Егорова

Дмитрия Егорова арестовали на семь суток за картонные надгробия, установленные напротив здания Госсовета Татарстана.

В этот понедельник полицейские задержали активиста «Открытой России» Дмитрия Егорова на перроне железнодорожного вокзала в Зеленодольске. Его доставили в казанский отдел полиции №2 «Вишневский», где составили протокол об административном правонарушении по части 2 ст.20.2 КоАП РФ («Нарушение установленного порядка проведения пикетирования…»). В протоколе говорилось об акции с картонными надгробиями, которые были установлены в сквере у Госсовета Татарстана 25 октября: в 2003 году в этот день был арестован бизнесмен и основатель «Открытой России» Михаил Ходорковский.

Из протокола следовало, что Егоров организовал несогласованный пикет «с использованием быстровозводимой сборно-разборной конструкции, создающей препятствия для движения пешеходов и транспортных средств». В протоколе написано, что на стоянку к Госсовету он подъехал около 7 утра, установил «надгробия» в сквере, сфотографировал их, а затем уехал. Время и личность Егорова согласно протоколу установлена на основании видеозаписи с камеры на соседнем здании.
Сегодня Вахитовский районный суд Казани признал Егорова виновным и арестовал на 7 суток. Я, его защитник, уже направила апелляционную жалобу.

Что не так с решением суда: по закону (54-ФЗ) в пикете должен стоять человек. Нет его – нет пикета. В протоколе указано, что Егоров разместил «надгробия» и уехал. Сам факт размещения чего-то возле здания Госсовета не может являться пикетом.
Более того, уведомление о проведении одиночного пикета подается только в случае, если будут использоваться быстровозводимые сборно-разборные конструкции, создающие препятствия для движения пешеходов и транспортных средств.

Опять же из протокола и материалов дела следует, что «обелиски» были поставлены на газон, а следовательно не могли создавать препятствия движению. Да и «сборно-разборными» их вряд ли можно назвать.

В протоколе также написано, что ни Егорову, ни кому-либо из свидетелей не были разъяснены их права. А согласно постановлению Пленума Верховного суда № 5 от 24 марта 2005 года, нет разъяснения прав – нельзя использовать собранные при этом доказательства.

Наконец, Егорова самым наглым образом обокрали в отделе полиции. При описи его вещей была сделана запись, что у него имеется 3022 рубля 40 копеек. Сегодня оказалась, что эта сумма уменьшилась до 2624 рублей 40 копеек. Будем подавать отдельную жалобу.

И последнее, но не менее важное: Егоров – член участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса. Привлечение его к административной ответственности возможно только по письменному согласию прокурора Татарстана. В материалах дела его не было, но во время специально объявленного судом перерыва полицейские за 8 минут чудесным образом «отыскали» бумагу. Тем более, что подобное согласие должно даваться прокурором после изучения материалов дела.

Они были переданы прокурору вчера, согласие он выдал сегодня, но материалы дела уже к тому моменту находились в производстве судьи Идрисовой. Значит, либо прокурор выдал согласие не ознакомившись с материалами, либо документ является подложным.

Все доводы защиты суд, тем не менее, проигнорировал и символично вынес приговор в день памяти жертв политических репрессий.