Что грозит виновным в крушении «Боинга» на Донбассе?

Международная следственная группа назвала имена подозреваемых в причастности к крушению "Боинга", сбитого над Донбассом в июле 2014 года. Им предъявлены обвинения, они объявлены в розыск.  Будут ли их искать, учитывая, что скрываются (или не очень скрываются) они на территории России и сопредельных «народных республик»? Повлияет ли на ситуацию, что «Крот» – гражданин Украины Харченко? Разберемся с правовой точки зрения.

Сразу скажем, что международный розыск в этом случае не имеет отношения к Интерполу. В инструкции МВД о сотрудничестве с ним говорится, что на военные преступления деятельность национального бюро Интерпола не распространяется.

Розыск будет производиться по линии Международного уголовного суда (МУСа). Однако здесь возникает множество проблем. Так как Россия не ратифицировала договор о МУСе, сотрудничать с ним она не обязана. К примеру, в 2009 году, после пиратского нападения на лесовоз «Арктик Си» с экипажем из 15 граждан России, наша страна вела свое следствие – отдельно от Латвии, Эстонии, Мальты, Финляндии и Швеции.

Что же будет грозить российским (и украинскому) гражданам, объявленным в международный розыск? Скорее всего – ничего. Гражданин РФ не может быть выдан другому государству (часть 1 статьи 61 Конституции РФ). Собственно говоря, вот и еще одна причина, почему РФ не входит в состав международной следственной группы.

Случай же украинца не имеет смысла разбирать с правовой точки зрения, когда у всех перед глазами стоит пример экс-президента Украины Януковича, проживающего где-то в Ростове.

Когда речь идет о военных преступлениях граждан РФ на территории другого государства и РФ не признает их виновными, привлечь людей к ответственности практически невозможно. Это может случиться, только при задержании разыскиваемых на территории Евросоюза. Впрочем, тот же Гиркин-Стрелков заявлял, что в Европе никогда не бывал и вряд ли теперь собирается туда.

В политический делах Россия традиционно отказывается от сотрудничества с международным следствием. Так, в 2009 году, после убийства Сулима Ямадаева, наша страна отказалась выдавать депутата Госдумы Адама Делимханова, ссылаясь на все ту же статью 61-ю статью Конституции РФ.

Таким образом, ответственность за крушение малазийского «Боинга» россияне не понесут, тем более россияне, занимающие высокие должности в силовых структурах. Да, их вина может быть доказана. Да, международное сообщество будет требовать под угрозой тех же санкций предать справедливому суду преступников, но в итоге все может закончиться лишь очередными санкциями.

Шанс на то, что обвиняемых накажут в самой России, тоже мизерный. Так что Международной следственной группе остается только лишь доказывать причастность российских военных к атаке на самолет, но пока привлечь их к ответственности кажется невозможным.

Текущие дела

Завершенные дела