Нужен ли новый закон, чтобы наказывать за пытки?

Недавно сенатор Людмила Нарусова сходила в суд к фигуранту дела «Сети» и пообещала написать законопроект об уголовном наказании за пытки. Звучит красиво, но нужен ли нам еще один закон? Сегодня с вами Денис Моляков, и сейчас мы разберемся.

Еще в 1987 году СССР ратифицировал Конвенцию ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. По этому документу пытка – это любое действие с умышленным причинением сильной боли или страданий (в том числе нравственных) и целью получить сведения или признание, наказать, запугать или принудить к чему-либо. При этом определение пыток распространяется на действия чиновников и других официальных лиц, подстрекательство к ним и даже на молчаливое согласие с пытками.

Но, несмотря на то что пытки запрещены, отдельной статьи за них Уголовный кодекс не содержит. Говорится о пытках в рамках трех статей:

1) 117 УК, «Истязание»: истязание с применением пыток (пункт «д» части 2 статьи), причем привлечь по ней можно любого человека.
Наказание: лишение свободы на срок от трех до семи лет.

2) 286 УК, «Превышение должностных полномочий»: превышение должностных полномочий с применением насилия (пункты «а», «б» части 3). Здесь наказаны могут быть уже только должностные лица. Так, по делу о пытках в ярославской колонии уголовные дела были заведены именно по статье 286 УК, за превышение полномочий, а не за пытки как таковые.
Наказание: лишение свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3) 302 УК РФ, «Принуждение к даче показаний»: принуждение с применением насилия, издевательств или собственно пыток (часть 2). Эту статья относится исключительно к следователям и другим силовикам.
Наказание: лишение свободы на срок от двух до восьми лет.

Таким образом, появление предложенной Нарусовой новой статьи УК никак не изменит ситуацию. Наказать за пытки можно и сейчас. Вопрос в том, что уже существующие нормы не применяются. Например, в деле «Сети» обвиняемым отказали даже в экспертизах после их жалоб на пытки.

Предложение Нарусовой сможет лишь упорядочить законодательство, разграничив превышение полномочий и собственно пытки, а также выделить пункты статей 286 и 302 в одну новую статью.

Кроме того, благодаря предложению Нарусовой, проще будет оценить реальный объем дел о пытках в России, что позволит правозащитникам более эффективно бороться с ними. Это, конечно, при условии, что такие дела следователи будут возбуждать.

Если же говорить о реальной защите для жертв пыток, пока еще не написанный законопроект не изменит для них ничего.

Текущие дела

Завершенные дела