Увольнения в «Коммерсанте»: есть ли тут цензура с точки зрения закона?

Вокруг «Коммерсанта» никак не утихает дискуссия из-за увольнения сотрудников, в результате чего из издания ушел целый отдел политики. Разберемся, где в этой истории закончилась редакционная работа и началась цензура и что грозит тем, кто мог ее применить.

«Коммерсантъ» уволил двух журналистов – Максима Иванова и Ивана Сафронова из-за статьи о возможной отставке Валентины Матвиенко с поста председателя Совета Федерации. Формально увольнение произошло по соглашению сторон.

По словам Сафронова, он и Иванов ушли «не по своей воле, а в соответствии с решением акционера»: напомним, основной акционер «Коммерсанта» – предприниматель Алишер Усманов. Тем не менее представитель Усманова заявил, что тот «не вмешивается в редакционную политику и тем более не принимает решений по увольнению или приему на работу журналистов».

Если мы не поверим Усманову на слово и примем версию журналистов, то необходимо будет задаться вопросом, является ли увольнение журналистов за не понравившийся владельцу СМИ материал проявлением цензуры?

Начнем с Конституции: согласно статье 29, цензура в России запрещена. В законе «О СМИ» понятие цензуры конкретизировано: это требование от редакции со стороны должностных лиц, органов власти или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно запрет на распространение информации.

Владельцы изданий здесь, как видим, не упомянуты.
Таким образом, если мы допускаем, что журналистов уволили по требованию Усманова без вмешательства Матвиенко (та через приближенного к ней сенатора Клишаса открестилась от ситуации), то о цензуре применительно к «Коммерсанту» говорить нельзя.

Тем не менее законодательство содержит еще одно положение, защищающее независимость СМИ: речь идет о статье 144 УК РФ, наказывающей за воспрепятствование законной деятельности журналиста. Эта статья предусматривает и «принуждение к отказу от распространения информации».

Здесь мы приходим к ключевому вопросу: имеет ли право Усманов определять редакционную политику «Коммерсанта», то есть согласовывать выход тех или иных материалов. В нормальной ситуации такое согласование осуществляют главный редактор и его заместители, чтобы проверить статьи на фактические ошибки, объективность и соблюдение законов (например, об экстремизме). Однако подобное право может быть прописано в уставе издания и для его учредителя, и для акционера.

Если этого положения в уставе «Коммерсанта» нет (сам документ в открытом доступе отсутствует), тогда Усманов нарушил закон. Наказание – штраф от 100 000 до 300 000 рублей, обязательные работы или лишение свободы на срок до двух лет.

В итоге в нынешней ситуации разобраться, затребовав устав «Коммерсанта», может только суд, однако в нем еще придется доказать вмешательство Усманова.
Фактически сейчас в России журналисты, формально защищенные от цензуры со стороны государства, легко могут стать заложниками цензуры в виде «редакционной политики», в действительности не имеющей отношения к стандартам профессии.